Нацпарк Югыд-ва. Отзыв побывавшего

Время — август 2021 года. Пешая прогулка чуть более недели, через три перевала и вершину Манарага. Сплав по рекам Балбанью — Кожим.

В нашей стране вообще всё непросто, когда собираешься в охраняемую территорию. Раздолбайство, самоуправство и некомпетентность просто бич этих мест. При удивительном собрании поистине святых людей, работающих там же. Как маленький рай и ад, совмещённые на одной территории. Для равновесия.

Короткое резюме по району
Места фантастические. Побывать стоит. Необходимо оформить пропуск. Для этого запастись терпением и всепрощением — документы будут терять, отказываться от договоренностей и т.д. Светлая сторона: надежные водители «уралов», которые помогут с большими и малыми проблемами организации; возможность переночевать на базе Санавож, договорившись со святой «хозяйкой» этого места.

Найти концы в самом заповеднике не просто — письма приходят без подписи. Просьбы ответить, кто прислал мне сообщение по почте — игнорируются. В августе я обещала местным мужикам, что напишу жалобу в нацпарк по поводу мусора и отсутствия дров на платных стоянках Кожима. Поэтому я напишу здесь и закрою тем гештальт.

Рассматривая район путешествия на лето, я увидела возможность поехать волонтерами на сайте Югыд-вы. Обрадовалась и заполнила заявку. Это было 5 февраля. Заявку приняли. Извинились, что не могут дать машину. Но дали телефоны водителей. Договорились о том, что объем работ, выданных нашей группе, будет озвучен в апреле, а лучше в мае.

Вот в мае и началось… Позвонила Людмила Михайловна из Интинского офиса и попросила «срочно» переоформить заявку на волонтерство. Сделала новую заявку, отправила в головной офис и нужным текстом. Головной офис отвечает: «Доброе утро! В этом году волонтерские группы уже набраны. Предлагаем Вам оформиться а в установленном порядке в качестве туристов. Заявку прилагаю…» Без подписи, как обычно.

Перезваниваю той самой Людмиле Михайловне. Она не берет трудку. Забегая вперед — она так и не вышла на связь — удивительный человек.

Дальше я заполняла все документы еще раз. И это не один документ на группу, это пачка отпечатанных и подписанных листов 250 штук, по несколько на каждого, каждый лист которого надо отпечатать, подписать, сфотографировать и отправить по почте. Возможности положить в файлообменник нет.

Дальше девочка в головном офисе рассматривала наши документы. Часть их была утеряна при получении — ну, как будто я по Почте России отправляла, а не по е-мэйлу. Надо было писать какие-то фантастические доверенности на детей, которые у нас в группе, от лица их родителей, которые тоже были в нашем походе.

А на базе Санавож, изучив наше разрешение на посещение парка, работники хотели от меня ответов какого лешего у меня стоянки на реке выбраны так нелогично. Ответ у меня был. Я их отправила в их же головной офис.

Сегодня попался очень любопытный отчет о путешествии по Приполярному. Всем, кто собирается туда ехать — рекомендую почитать обязательно, не пожалеете.
Из неожиданного — посещение ребятам одобрили, выставили счет. Ребята его оплатили и поехали. И вдогонку получили отказ в посещении парка. Как я поняла, его экспедиция в Коми была в 2020 году, на год раньше нас.

В дополнение к вышесказанному — такой бардак не только в этом нац парке. Года три назад, сидя на тёплом бараньем лбу Терского берега Белого моря, Арина с Катей Пожарской попросили организовать Новый Год в Кеноозёрском нацпарке. Соглашаясь, я не знала, что меня ждёт 7 месяцев переговоров, после которых наш «менеджер» сообщила, что наше жилье забронировано еще одно группой. Новый год мы встретили в Кенозерье, ребятам очень понравилось. А я до сих пор вспоминаю с содроганием ту поездку.

Сегодня я закрываю гештальт. Все листы нацпарка, лежавшие на столе укором недоделанного дела с августа, выброшено в макулатуру.
Всё.

P.S. Нет, «подождите, я вам еще на рояле не сыграл». Когда мы находились на базе, инспекторы обсуждали интересный момент:
С лета 2021 года нацпарк запретил находиться на территории парка с собаками. Но нигде об этом не предупредил. Ни на сайте, ни при выдаче разрешения на посещение…
Вот так там и работают.

Закончить хочется жизнеутверждающим. Мы всегда в походах убираем стоянки, закапываем мусор, учим своих участников не оставлять после себя ни какашки, ни бумажки. И мы не одни на белом свете — вот цитата из отчета Дмитрия Дрозда (ссылка выше):
«Если бы меня попросили поставить на стоянке Икс туалет, вместо оплаты 14 тыс. за бог весть что — я бы легко его разобранный привёз бы с Питера, и довезя на багажнике на месте собрал. Заодно выкопав яму. Просто? Очень просто. Мы всей своей группой были бы счастливы так поучаствовать в развитии парка. Отдельно сняли бы фильм про туалет и призвали бы других также поучаствовать. И парк, с помощью ещё десятка подобных групп за одно лето легко поставил бы туалеты на всех стоянках! Которых там нет. Ведь это элементарно».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.