Восхождение на Пшегишхву

Второй день осени. Солнечное и ласковое утро. Холодный прозрачный воздух над зелёными водами озера. Лягушки приутихли. Скальное тело Пшегишхвы белое на солнце. Сегодня будет жаркий день. Нам надо выбраться на отрог горы Пшегишхва, это метров 500 вверх. Потом спрятать рюкзаки на седле над Малой Рицей и подняться на вершину, ещё метров 600 вверх. А после по ситуации — идём вниз, к Геге, пока не дойдём до воды.

Кофе у нас кончился. Сидим на берегу, пьём крепкий чай и примеряем на окрестные хребты наш сегодняшний маршрут. В руке — навигатор. Хребет кажется хребтом дракона — придется вверх-вниз идти по нему. Так что нам не 500 метров вверх до седла, а гораздо больше — часа три топать, всё озеро обойти придётся. Что делать — горы не ровные. Выливаем остатки чая, снимаем с верёвки не высохшие за ночь вещи и накидываем рюкзаки.

Тропа на отрог поднимается практически в лоб сквозь лес. Да-да, всё те же реликтовые леса. Тропа маркирована, но редко и неярко. Периодически теряем её и приходится возвращаться искать. Но эта особенность была в описании маршрута (всегда меня ставило в тупик написание слова «маркировать» — откуда там И? Ведь есть слово «маркер», в нём Е. Ребёнок мой просветил только сейчас: в слове «маркировать» суффикс «ирова», в слове «маркер» суффикс «ер» — это заимствовано из английского языка и просто надо запомнить).

Два с половиной часа вверх по отрогу сквозь лес, и мы на седловине. Здесь мы планировали оставить рюкзаки и подняться на вершину налегке. У меня распечатано описание двух молодых ребят, читаю: вверх идти около двух часов. Юра скептически посмотрел в моё усталое лицо:
— Пойдёшь? Или здесь подождёшь?
— Нет уж, я тоже пойду. Стоило вообще сюда идти, если бы не эта гора? Есть у нас три часа на вершину. Даже три с половиной часа есть.
— Ну ладно, ладно.
Пить хочется, жарко. Берем в маленький рюкзачок нз и закидываем наши рюкзаки листьями папоротника. Юра ставит точку на навигаторе и мы двигаем вверх. Я, как обычно, сразу отстаю на очередном подъёме.

Полчаса пыхтения вверх по крутой тропе сквозь густые травы и лес — и мы в зоне альпийских лугов. Тропа стала твёрдой, каменистой. Юра размеренным неторопливым шагом идёт впереди. А я сзади, как всегда. Выходим на острый хребет. Прямо под ногами вдруг открывается Малая Рица.

Офигенно красиво. И меня сразу накрыл приступ паники: фобия у меня открытых пространств. Когда одна остаюсь под целым небосводом, прямо накрывает. А когда рядом люди есть, даже не вспоминаю об этой напасти. Тащусь вверх, тяжело дыша — хрен я Юрку догоню до вершины. Топаю и злюсь — ну вот какого ляда он всегда отдельно ходит! Тут хоть видно, куда пошёл. Вон он идёт, гад…

Действительно, догнала только на вершине. Не знаю, быстрее я шла бы без паники. Или она меня вперёд гнала. Но до вершины мы добрались всего за час. В два раза быстрее двух молодых ребят, чьё описание лежало в моём рюкзачке. Приятно.
Под нашими ногами обе Рицы и все окрестные хребты.

На обратном пути рюкзачок достался мне. И телефон — можно окрестности фотографировать. Теперь уже я могла бы не отставать. Но всё равно отставала с каждым сделанным кадром. Пыталась фотографировать почти на ходу — и на крутом склоне полетела через камень вниз головой, крутанулась через локоть и остановилась. Телефон аккуратно лежал чуть выше моего носа прямо на тропе. Как я так умудрилась? И ведь вылезти ещё на тропу надо, круто здесь. Пара здоровых синяков и разбитый локоть украсили моё прекрасное тело.

Вниз добежали быстро, нашли рюкзаки. А вот троп, обозначенных на OSM карте, на местности не было. Опять лазили по колючим лианам, зарослям тропических тростников на глиняных косогорах и обрывистому подлому руслу ручья, пока не вышли на дорогу.

К Геге вышли под конец дня. Я апатично тащила ноги — радостное шагание закончилось пару часов назад. Кинули кости прямо на гальке у реки. Гега оказалась очень красивой, с водопадными сливами. Около нас была заводь прозрачной ледяной воды. Солнце быстро закатывалось за соседний отрог. Усталое тело замёрзло на стадии снятия потных одежд и я всё никак не решалась нырнуть.

У реки плАвника много, можно за дровами далеко не идти. И ботинки надевать сегодня уже не хочется.
Быстро надвинулись сумерки. И, по-южному быстро, сменились темнотой. Над нами был только узкий кусок звездного неба над ущельем. И вода рокотала в темноте, невидно ворочая камни под водой…
— Тебе когда надо быть в Москве?
— Числа до 5 я совершенно свободна. Можем уехать в Сочи и посмотреть что за город отгрохали.
— А давай в Гагру поедем, а не в Сочи? На рынке там специи должны продаваться, хочу домой привезти.
— Давай. Гагра, так Гагра. Я тоже на рынок хочу.

…Завтра мы перейдём Гегу, неся ботинки в руке. Я теперь не боюсь ходить босиком по камням. Даже чашку с чаем перенесу — наслаждаться утренним чаем пока ноги сохнут на солнце. Потом мы пробежим вниз по красивому ущелью километров пять, до большого водопада. Где, несмотря на ранний час, будет много туристов-пляжников на джипах. А потом мы поймаем УАЗ и он отвезёт нас в Гагру. Мы купим билеты на самолёт, за обедом в кафе. И найдем гостиницу.

А потом до конца дня будем тюленить на пляже, не обращая внимания на крики: «Горячая кукуруза! Раки!» А есть пойдём в бургерную.
И ночью будем лежать в кальянной, в креслах у самого краешка моря. И смотреть в черное южное небо…

А под занавес нас поразит-таки обычная для берега Чёрного моря кишечная дрянь, несмотря на превентивное лечение.
Но мы ведь знали, что Чёрное море не Белое, и летом лучше в нём не купаться совсем. Мы знали.
Но как уж тут удержаться?

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *