Последний день лета

Под утро пришла гроза. Сверкала, громыхала, и все время будила. То над головой, то со стороны долины… Потом грозы ушли и начался дождь, предсказанный вчера. Нудный, затяжной и холодный. Выходить не хотелось.

Сэкономив на весе снаряжения, я не взяла накидку. Не пойду готовить завтрак под дождем. В такую погоду наверху делать нечего. Хоть Юра выспится. Да и момент его просыпания пугает — аукнется мне вчерашний уход из кафе на ночевку под открытым небом и за дождь.

Где-то под берёзой «сохли» мои постиранные вещи. Ну и хрен с ними. Будем спать, пока солнце не вернётся.
И часам к девяти оно вышло. Осветило палатку:
— Сколько времени? — спросил сонный Юра.
— Девять часов.
— Ничего себе! А мы вставать будем?
— Дождь только закончился. Давай вставать.
— А могли бы сегодня в кафе проснуться, — бурчливо заметил мой друг.

Что тут скажешь? Могли. И я пошла готовить завтрак. Солнце потихоньку сушило всё вокруг. Спрятали мы рюкзаки в лесу и пошли налегке мы на обетованное озеро Мзы, что молва возносит как «жемчужину этих мест в скальном цирке Ацетуки, посреди альпийских лугов». Погода, видать, и внизу дождливая. Пока по тропе никто не проходил. До озера нам оставалось километра три по навигатору.

Тропа красивая. Выходит на альпийские луга, через старый балаган. Вот уже и виден скальный цирк:
— Местным бы у озера кафе поставить: добираются сюда пляжники в тапочках, высунув язык, а тут кресла, зонт от солнца и ледяной коктейль.

Тут перед нами открывается озеро Мзы: на берегу стоит кемпинговая палатка, старый вагончик и кафе, обтянутое непонятно чем от дождя.
Кресел и зонтов от солнца нет, но и это неплохо. А озеро и правда красивое. Только купаться под взглядами местных неудобно: в Абхазии запрещено в озерах купаться — священная вода.

Попили, умылись, полюбовались на вершину. Хочется подняться, только погода очень неустойчивая и лишних трёх часов у нас нет. А жаль. Закинулись «Баунти» и побежали вниз. Люди всё-таки встретились по дороге: сезон есть сезон. Замученные подъёмом все и лица какие-то несчастные у них.

Рюкзаки, умело замаскированные нашим Чингачгуком, ждали в нашем тайнике.
— Ну что? Добежим до кафе у реки, съедим шашлык, оставим рюкзаки и сходим на водопад?
— Ага. Сколько до него? Три км?
— Так было написано на плакате внизу. На карте водопада нет.

В кафе нас узнали. Похмельный хозяин сетовал на то, что мы его одного вечера оставили. Мы решили, что сначала прогулка, потом шашлык. Пока складывали рюкзаки, неожиданно над головой громыхнуло. Тут как-то быстро погода меняется. Закапало, потом бабахнуло так, что мы легко прогулку на водопад вычеркнули из планов.

Юра с чаем присел за стол. Я на бетонные ступеньки:
— Не сиди на камне. У нас есть пословица: когда на камне сидишь, у свекрухи сердце холодеет,- это вчерашние женщины пришли к хозяину кафе прятаться от дождя. У них у реки палатка с вином.
Пришлось встать. Действительно, сидеть на бетоне ни к чему, просто на лавках не люблю сидеть, неудобно.
— Кофе будешь? — спросила женщина.
— Кофе буду, — улыбнулась я.
— Где вы уже были?
Мы начали рассказывать: озеро Амткел, Кодорское ущелье, Рица, конная прогулка…
— А фотографии есть? Красивое озеро Амткел?
— Красивое, да. — Я открыла фотоальбом на телефоне и стала показывать фотографии.
— Красиво, красиво… Вот моя жена — это красиво! Давно её не видел, — печально заметил хозяин кафе.

Шашлык оказался на удивление вкусным. Кофе тоже. Пора было двигать дальше. До долины семи озёр оставалось 17 км.
И мы пошли. Наполнили бутылки в источнике Ауадхара. На повороте к озеру Рица висел плакат, запрещающий много всего в «реликтовых лесах». В том числе «самопроизвольные походы».

Рассуждая на тему самопроизвольных ситуаций, мы повернули на перевал Пыв. Над долиной висели чёрные тучи. Светлого времени оставалось часа два-три. На попутку в послеобеденное время надежды нет, все экскурсии возят отдыхающих до обеда. Но за полтора километра от перевала нас неожиданно догнал открытый УАЗ.
— Подвезти? — белозубо улыбнулся водитель. — Цепляйтесь сзади, там подножка есть.

Подножка была. Маленькая и узкая. Но мы же помним: «Лучше плохо ехать, чем хорошо идти». Тем более, что для Юры на подножке прокатиться в кайф. У него аж глаза заблестели. Зацепились мы сзади и уазик тронулся. Ноги на маленьких приступочках, руки на верхних трубах, рюкзаки за спиной. Дорога широкая, на бульниках машину подкидывает во все стороны. Водитель обернулся назад и весело спрашивал: где были да что видели? Юрка отвечал. Я не могла отвечать, я держалась. Изо всех сил.

На обочине туристы с рюкзаками: мать, отец и сын. Пожалуй, они первые сородичи, кто встретился нам за неделю блужданий тут. Завидя нас, папа прокричал вслед: «Халявщики!»
— А вы куда едете? — Юрка обратил внимание на прекрасных девушек в открытом кузове нашей машины.
— На альпийские луга!
— А место-то как называется? Может быть, на перевал? — нам было интересно до куда нас могут подбросить.
— Не знаем, экскурсия называлась «Альпийские луга».

Мы посмеялись. Было очень круто и весело так ехать. Только пальцы онемели совсем и силы кончились. За очередным поворотом показалось урочище Пыв. Машина вдруг остановилась и я соскочила. Юра, увидев это, тоже соскочил. А машина поехала дальше, на перевал. До него ещё километр, наверное.
— Опять ты все обломала! — воскликнул в сердцах Юрка, — Придется ногами идти!
Ну хоть сгоряча говорит, что думает. А то ведь непонятно, что в голове у интровертного Великого Змея.

И мы потопали вдоль ручья на перевал, искать место под палатку. Вернее, потопал Юра, а я поволоклась за ним.
— Вон там, у деревьев, есть место.
Мы поднялись. Сухое место.
— Здесь палатку поставим. До перевала 600 метров. Завтра рюкзаки спрячем и пойдем на озёра, — Юра изучал картинку на навигаторе.
— Хорошо, мой капитан, — говорю.
— Ты что, будешь теперь со мной тупо соглашаться?
— Почему тупо? Я осознанно соглашаюсь.
— Ну ладно тогда.
Бурчит Юра. Взрослый совсем стал. Забавно так, даже приятно.

С перевала опять стекало облако. То ли будет дождь, то ли нет… Быстро ставим лагерь у ручья. Вдвоём вообще всё быстро получается. Дров на ужин и завтрак надо всего охапку. Воды немного. И попутка любая подбросить на дороге может.

Облака рассеивались где-то над нашими головами. Пожалуй, помыться успеем до дождя. Ухожу за большой камень. В мелком холодном ручье мыться, это вам не в речку нырнуть.
— Это ж мука какая!- сердито кричит Юрка от ручья, гремя то ли кружкой, то ли миской.

Звёзд сегодня нам не покажут. Сидим на камне, глотаем жгучий дым временами, когда ветер крутит костёр. Считаем ходовое время на маршрут. Завтра к семи озёрам и на Большую Рицу. А лучше успеть дойти до Малой Рицы. Там народа ночью не будет. Потом на Пшегишхву и к реке Геге.

У нас сегодня рис с индейкой, с водорослями и кунжутом. Не могу съесть свою долю:
— Мало я тебя сегодня гонял,- бурчит взрослый Юра.
— А шоколадка к чаю будет? — спрашиваю осторожно. Ага, а то вдруг не даст, решит что надо на перекус завтрашний оставить.
— Будет,- серьёзно буркает Юра.
— Завтра надо пораньше встать,- говорит Юра погодя. — Нам ещё бы на Рицу успеть.

Хорошо, рано так рано. Клёво так, шоколадка будет к чаю. И не я высчитываю, что надо «зажать», а что не надо. Когда вставать, когда нет. Хорошо-то как не
быть взрослой!

— Спать пора! — Юра уходит в темноту.
В палатке зажигается фонарь и чернота вокруг сразу становится неуютной, холодной и сырой.
Ну что же? Спать так спать.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *