1 сентября

Ночью лил дождь, громыхала гроза. А под утро стало очень холодно… Первый день осени. Разбудил меня пастух около семи утра, который гнал скот мимо нашей палатки. Звенели тут и там колокольчики на шеях. Протопали тяжёлые ноги в сапогах. Дождь, вроде, закончился.
Мы стоим на каменистом ручье, в полукилометре от нас — перевал. С него опять стекают облака. В долине солнце, к нам оно еще не скоро придёт, мы в тени.

Вода в ручье стала мутной после дождя. Все мокрое-мокрое. И дрова мы не спрятали на ночь. Целый час я как папа Карло стругала ветки. Стружка выходила сырая и не хотела гореть. Костёр мне так и не удалось разжечь. Съели вчерашний рис, спрятали рюкзаки и пошли налегке в долину Семи озёр.

На перевале несколько домиков. То ли балаганы, то ли кафе. Кстати сказать, балаган в горах это не подмостки ярмарочного представления. Так называют домики пастухов. Сейчас ещё рано, только появляются люди. Молодому работнику любопытно:
— Ребята, а вы куда?
— К семи озёрам.
— А откуда идёте? Вы без машины?
— Без машины. Поход у нас.
— Это вы на ручье ночевали?
Тут появляется рядом старший:
— Чего к людям пристал?
— Узнать хочу, вдруг помощь нужна?
— Хочешь помочь, возьми рюкзак у девушки и помоги нести!
Сурово, но справедливо. Молодой скрылся. А у загона с лошадьми за нами опять увязалась собака. Просто захотела с нами прогуляться этим прекрасным утром, пошла с нами наверх. Опять чернику нашли на перевале, уже переспевшую.

За час дошли до ледяного ручья. Очень хочется пить — чай мы утром не вскипятили, а пить мутную воду ручья нам не хотелось. Мне больше местная газировка нравится, но и эта вода очень вкусная. Течёт тонкой струйкой. Солнце уже немилосердно шпарит. И сечёт ледяной ветер. То ли жарко, то ли холодно. А кожа открытая подгорает уже.

Опять я отстаю. Мы вроде бы втроем гуляем, но каждый по отдельности. Только на привалах вместе собираемся.

Лошадиная тропа долго идёт по гребню хребта. За этим хребтом — долина семи озёр. Только нам спускаться не хочется вниз. Отсюда вид гораздо красивее. Следующий хребет — Главный Кавказский. Там уже граница с Россией. Посчитали сверху все озёра и повернули обратно.

Потянулись наверх отдыхающие на лошадях. В этой долине наездников ведут рысью, а не шагом. Жёстко, когда люди в шортах впервые на лошадь сели. Пара девушка с белыми волосами и молодой человек. Смотреть больно, и на лошадь, и на девушку.

Следом встретили родителей с двумя маленькими детьми. Они уже устали идти вверх. Дети хотели пить, пришлось им свою воду отдать. Когда ещё они до воды дойдут?

А на перевале стало многолюдно: джипы, люди, открылось кафе. Пирожки горячие, чай, кофе, вино…
— Позавтракаем?
— Давай.
Мы сели за стол и ели горячие пирожки. Пили чай и смотрели на джипы и на толстых людей с шлёпках, покупающих пирожки. На джипах так и передвигаются: проезжают немного до очередного красивого места и пьют-едят. Это нас молодой человек из компании джипарей просветил, пока мы чай пили.

Забрали рюкзаки из схорона и пошли вниз по дороге. Через полчаса нас догнал открытый джип:
— Куда идёте?
— На Рицу.
— Поедете?
— Спрашиваете! Конечно поедем!
В джипе кроме водителя сидела пара. Та, которую рысью гоняли по тропе к семи озёрам на лошадях. У девушки было стёрто седлом до крови колено. Жёсткое катание — видимо, лошади тоже досталось. Это мы обсудили пока ехали вниз. В этот раз мы внутри машины едем, а не снаружи.

Заехали ещё раз на Ауадхару, за водой. Простились с ребятами у Большой Рицы. До заката оставалось часа три. От озера доносилась музыка и дым шашлыков, можно пообедать.
— Что-нибудь вкусное съедим?
— Давай!
И мы пошли в самое дальнее кафе. Там была приятная музыка. Что-то такое, французское: па-да, па-да-па-да… Джо Дассен. В остальных просто невыносимое что-то, если честно.
На озере катамараны крутятся и лодки. Сверху вода в Рице зелёная-зелёная. А отсюда серой кажется. Неоправданные ожидания вкусной жареной дичи — покормили нас невкусно — здесь нет совсем местных жителей. Нет постоянных клиентов — нет вкусной кухни.

Нас ждала Малая Рица. И мы пошли. Шли довольно долго, почти два часа. Тропа тянулась всё вверх и вверх. По дремучему реликтовому лесу. Таких толстых сосен в наших краях не найти, какие здесь перелезать приходится. К сумеркам вышли к озеру. Небольшая уютная Рица, с изумрудной водой, окружена отрогами со всех сторон.

На озере всего одна палатка — в том месте, где мы хотели встать. Ну мы встали у домика смотрителя. В темноте орали лягушки. Орали громко и самозабвенно.
Почему-то локально: в одном углу, как раз том, где стояли наши соседи. Тритонов, эндемичных для этого озера, мы не обнаружили. Только лягушек.

В темноте пришёл смотритель озера. С девушкой. Открыл свой дом. Сказал, что тут кемпинг, плата 300 рублей с палатки.

Кемпинг, так кемпинг. Лучше, чем орущие под ухом лягухи.
Накрапывает…

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *