В горах Абхазии. Кодори

Лучи солнца пробивались сквозь занавес огромного окна. Мы в Сухуме. За окном должно быть море. Выглянула — точно, море. Безлюдная набережная. Уже жара наступает. Память потихоньку возвращалась. Вчера мы сюда добрались и не смогли найти машину в горы. Сегодня за нами в 9 заедут. А пока есть пара часов. Юра блаженно спал. А я накинула сарафан и пошла к морю. Заодно на завтрак что-то найду.

Мимолетно удивилась, что интуиция не обманула: положить в рюкзак сарафан было странным решением, учитывая жёсткую установку на минимум вещей. Только то, что точно пригодится. Таки пригодился — на жаре у моря самое то.

«Путешествие складывается наилучшим образом, при тщательной проработке маршрута, оставляя место интуиции. Кто знает, быть может именно Его Величество Случай добавит нотку пряности»… Я шла в магазин и разглагольствовала сама с собой. До выезда оставался ещё час.

Кухня гестхауса располагалась во внутреннем дворе. Несмотря на поднимающуюся жару, появились на завтраке лишь «ранние пташки». Похоже, пробыв в доме всего одну ночь, мы тут стали уже легендой:
— Простите, это вы в горы сегодня уезжаете?
— Наверное мы. По крайней мере, мы точно едем.
— Вы даже на море отдыхать не будете? Сами вот так, в горы? А зачем?
— Да мы уже отдохнули, спасибо. И искупались. Мы приехали специально в горы.
— Вот это да! Хозяин вчера всем про вас рассказывал!

В этот момент закипел чайник, и я ушла с двумя чашками, так и не узнав, что же такого удивительного рассказал всем про нас хозяин. Зато появился он сам и позвонил нашему водителю ещё раз.

В начале десятого приехал микроавтобус. Нас сдали с рук на руки, загрузили внутрь и мы двинулись. Человек десять, совершенно разношёрстных пляжников, везли на сплав по Кодори. Лицом к остальным сидели две уральские бабули, игривые и загорелые, в сарафанах с глубоким декольте и ярким макияжем на лицах. Та, что полненькая, хохотушка, охала на ухабах, подмигивала Юре и веселила всех окружающих. Невидимый никому Довлатов присел рядышком с блокнотом и ручкой — записывать.

Через час дороги я узнала, как правильно ходят в лес за грибами. Надо брать с собой фляжечку и выпивать по-маленькой на красивых полянках. И ещё увидели как живописно наш Юра выглядит в женских глазах, помещенный в разные горные пейзажи. Помещали Юру исключительно на скальные обрывы, игнорируя все остальные пути передвижения.

Когда мы приехали в кемпинг, от всего сердца пожелали инструктору удачи на реке. Тяжёлая у него работа, пляжников по Кодори катать на рафте.

А мы заплатили за проживание в кемпинге, достали карту и пошли к хозяину кемпинга послушать его рассказы про окрестные места. Наметив несколько целей на ближайшие дни, переоделись и пошли исследовать путь к Кодори через Багатские скалы. Вот тут и началось наконец то, ради чего мы ехали два дня. Дорога под ногами, красота вокруг и никого… Тишина. Только перезвон колокольчиков рядом. Местные коровы, как индийские буйволы, лежат в мутных водоёмах.

Военно-Сухумская дорога уводит всё выше по-над Кодори. Дорога уходит в огромный тоннель. Через десяток шагов эхо странно бьёт по ушам, через три минуты пропадает свет, а выхода не видно впереди. Только шепотливое эхо приходит отовсюду. Жуткое место.
После тоннеля — пост пограничников, дальше по дороге нельзя. Можно спуститься к реке, перейти Кодори по мосту над каньоном и спуститься вниз.

От Багатских скал река течет в широкой долине, разбиваясь на быстрые мутноватые рукава. Образуя галечные пляжи и песчаные косы. Вода, наконец-то можно снять ботинки и тюленить на пляже.

Вернуться решили другой дорогой — вниз по реке, всего-то два-три километра до нужного нам притока. Солнце висело в зените, тащиться назад в гору по жаре по пыльной белой дороге совсем не хотелось. И мы пошли.
Порой на песке попадались свежие медвежьи следы. Небольшие,- кавказские медведи гораздо меньше бурых. Хотя, некоторые следы прямо маленькие — может, медвежонок? Сразу исчезло желание встречаться с дикой фауной и заходить в лес. Тем паче, что в этих краях все растения очень колючие, шипастые вьюны и лианы при каждом движении оплетают руки и ноги.

Вскоре упёрлись в реку, тут она одним руслом пересекает долину и прижимается к левому берегу. Сняли ботинки и пошли. Течение быстрое, вода по колено уже сбивать начинает. Юра прошёл, а меня сбивает с ног. Возвращаюсь, надеваю ботинки, иду снова. Прохожу на пяток метров дальше, все равно сносит. Показываю Юрке, что я — пас. Приходится ему идти меня встречать — назад тащиться неохота. Нам еще два километра, а бродить приходится еще несколько раз. Тут уже глубоко, идём вдвоём. Юрка босиком, я даже снимать ничего не стала — всё мокрое уже.

До слияния еще километр. Похоже, последний прижим. Серьёзный такой, глубокий и узкий, бьёт в скальную стену. Тут плыть надо. Я всё, конечно понимаю, что назад уже совсем не хочется, но плыть отказываюсь. Не уверена я в своих силах. Совсем не уверена, то ли выплыву, то ли нет.
— Давай тебе герму надуем! На герме поплывёшь! — ну да, с собой ведь герма вместо рюкзачка. Я подвисла в ожидании неизбежного.
— Давай, вещи все положим в герму и поплывём! Я тебя страховать буду! — Юра уже не мог на месте стоять от предвкушения и возбужденно пряплясывал по колено в потоке. Я поняла, что сдаюсь. Но попробовала сопротивляться:
— Там же прижима два, голову снести может!
— Нормально всё! Главное, ногами вперёд развернись когда поплывём!

Мама дорогая! Ну вот куда я полезла? Я ведь и плавать-то толком не умею! Это я сетовала вслух, входя в зелёный поток, и приноравливаясь к лямке на герме. Она действительно держала. На хорошей скорости мимо летела скальная стена в горизонтальных промывах на разном уровне. Только бы в прижиме под ступень не затащило. Но поток как-то упруго дал оттолкнуться ногами от скалы. Во втором прижиме я чуть не задавила юркину голову, но он ловко увернулся и крикнул:
— Вправо поворачивай!
Река уходила влево, перекатываясь в близкой шивере. Но поворачивать не получалось. Вернее, повернуться получилось, а вот плыть — нет. Поэтому Юре добавилась тюленья радость — вытолкнуть из течения большой и круглый буёк, висящий на герме.

Вот чёрт! Вот оказывается для чего мне интуиция герму велела взять вместо рюкзачка! Ах ты ж твою интуицию за ногу! Вот тебе и приключение! Отрывисто проносилось в голове, пока я выливала воду из ботинок, а Юрка… А Юрка был счастлив. Впереди было видно слияние за кустами и дном старицы, с медвежьими отпечатками на мокром песке…

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *