Русская Лапландия. День 8. К поселку Ловозеро

4 августа

Ветер рвёт тент, прорываясь в палатку. Время 4:17. Ночь. Очень холодно. Все возятся в спальниках, пытаясь найти ямку потеплее, только носы из-за затянутых капюшонов торчат. Натянула свою куртку Василисе на ноги, прямо поверх тонкого спальника. Не подходит лесная палатка для ночёвки в тундре на перевале. Вот где необходима палатке «юбка».

Завозился Юра, вжикнула молния входа, выпуская его на улицу. Сквозь ветер зашуршал тент, раздался глухой стук камня. Какое счастье, что это не я сейчас прыгаю вокруг палатки на пронизывающем ветру, пытаясь прижать тент камнями. 

Часа через два выглянуло из-за горы солнце, все немного пригрелись и отрубились. Проспали лишнего сегодня. Ветер всё не смолкает. Но встать придётся. В этой аэродинамической перевальной трубе под дождём придётся совсем грустно. А дождь обещали.

Сварить завтрак в такой ветродуй можно только под тентом, застегнув молнию до земли. Не зря тащили горелку.  Из-за горы протягивает облака, похожие на крылья птиц. Много круглых плоских, как будто соседняя гора курит трубку и колечки пускает по ветру. Так это же лентикулярные облака! Обычно они образуются над высокими вершинами. А здесь всего-то метров 300-400 над уровнем тундры.

Пора убегать из этого холодильника. Зато гнус пропал, как и мечтали. Вымерз, наверное. Тема правильного формулирования своих желаний не раз всплывала этим летом. Обычно резкий ёмкий неосознанный посыл кровососам сгинуть приводил к искомому довольно быстро.  Как раз посредством неприемлемых для них погодных условий. Удовлетворения от сгинувшего гнуса обычно в такой ситуации не наступало, так как все были заняты сохранением себя в новых условиях.

И мы двинулись по тропе греться. Каждый шаг поднимал с кустиков черники тучи насекомых. Они кровожадно накидывались на лицо и прятались от ветра под капюшон, вызывая резкое раздражение. Через час лазанию по кустам вдоль озера пришёл конец. Вышли на поляну и увидели лагерь группы, что была два дня назад на кордоне:

-А мы за вас переживали, гроза большая вчера была, а вы наверху должны были быть.

Еще метров 200 за лагерь и скидываем рюкзаки у большого камня. Под нашими ногами прекрасная тропа сбегает с перевала вниз, по ягельным полянам, сквозь редкие сосны, по мшистым террасам.

Прогноз погоды даже не смотрю. Толку с него чуть. Неделю назад, поднимаясь на первый перевал, Гисметео убедительно говорил, что мы идём под дождём. Но светило солнце, чему мы были бесконечно рады. Теперь прогноза было не нужно, вездесущая морось не даёт вынуть телефон.

Со всех сторон натягивает тучи. Над тундрой ползёт в нашу сторону серый рваный фронт. Громыхает. На сколько глаз хватает затянуто серой пеленой дождя. И мы уходим вниз. До посёлка километров двенадцать.

На всём маршруте этот отрезок пути от перевала до реки Сергевань самый приятный и красивый. Хорошая тропа, полого уходящая от скал в лес. Редкие сосны без подлеска, укутанная мхами земля и кусты голубики. На этих открытых солнцем полянах она созревает раньше, чем везде. И мне даже удалось выцыганить пять минут остановку, чтобы ягод спелых поесть. Больше мне не дали — несмотря на дождь, мошкара облепляла лицо. Дети отказались пастись в таких условиях. Пришлось оставить синюю от ягод поляну и двинуться дальше.

И вот река Сергевань. Широкая река, через неё перекинут подвесной большой мост. Не надо идти в брод, это прекрасно.

А за мостом сразу началась вездеходная дорога и тундра. Чтобы понять, что такое вездеходная дорога, надо хоть раз в жизни попробовать по ней пройти. Перед нами километров 5-6 болот и глубокий след от вездехода. Порой здесь и там виднеются части прошедших здесь гусеничных машин. Корявые стволы карликовых берёзок стелются по кочкам между колей, а в колеях жирная торфяная жижа. За колеёй — окна чёрной воды между высоких кочек. Прозрачных желтых ягод морошки щедро насыпано сверху. Наверное, людям, бредущим по этому пути, совсем не до ягод. 

Ноги намокали все выше, спина ныла уже не переставая, но места скинуть рюкзак не было — не в жижу же его ставить. Горы становились всё дальше за завесой дождей.

Я чавкала бурой жижей и радовалась тому, что в этом году больше месяца стояла жара и воды в болоте меньше, чем обычно. Радовалась, что сейчас холодно и льет дождь, попали бы сюда пару дней назад в солнцепёк, было бы тяжелее идти…

Лет много назад мы школьной группой попали в первый раз в тундру. Полярный Урал. Июль. Только прекратились ливни и наступила жара. Три дня, а, может, и больше, мы топали вот по такой колее, проваливаясь в жижу, переходя вброд какие-то реки. Температура плюс 40 в тени. Но тени не было — мы шли по болотам по огромному безлесному пространству. А тундра звенела и гудела слепнями, комарами, оводами, мошкой и гнусом. Они сменяли друг друга волнами, в зависимости от времени дня. Солнце присаживалось на час ночью, а потом взлетало высоко в небо, давая жизнь всем тварям…

Тем временем мы вышли-таки на нормальную дорогу. Сразу открылась вышка связи, двухэтажные мокрые деревянные дома. Под ногами появился асфальт:

-Всё. Привал,- говорю. И под недоверчивыми взглядами нашей компании скинула рюкзак прямо на мокрую обочину. Перекур! Я плюхнулась со стоном на рюкзак. Переглянувшись, остальные тоже скинули рюкзаки, крякнули и вытянули ноги. Дождь прекратился. Сидя на краю посёлка стало очевидно, что ставить палатку где-то на краю болота мы не будем. Я сняла ботинки и мечтательно вылила из них холодную мутную воду.

Тут на дороге появилась женщина с корзиной. Мы благовоспитанно поздоровались и получили в ответ консультацию, где в посёлке колонка с водой, как найти футбольное поле на котором можно поставить палатку, где баня и в каком магазине лучше купить вкусный хлеб.

И мы пошли, обсуждая ближайшие планы, что сначала: баня, магазин или музей, который закроется через полчаса. О том, что Ловозеро центр русских лопарей говорили только особенности местной архитектуры:

Музей уже закрывался. Я сбросила на улице рюкзак и зашла:

-Здравствуйте, я понимаю, что вы уже закрываетесь. А завтра вы как работаете?

-А мы завтра не работаем!

-А мы так спешили… А другие музеи в Ловозере есть?

-Нет, что вы. У нас только этот музей.

-А что же детям показать здесь в воскресенье?

Женщины удивлённо переглянулись и дружно заверили, что делать здесь нечего. Совсем. Я очень расстроилась: накрывалась красивая концовка похода, ради которой мы пёрлись по болотам так долго.

-Ну хоть литература какая-то у вас в музее продаётся? Книги?

-Нет, увы…

Действительно увы. Я вышла на улицу. Мои ребята не очень расстроились. Они уже мысленно грелись в бане и мы пошли искать её.

-А в Ревде можно квартиру снять. Или гостиницу. И ехать до Ревды всего ничего,- задумчиво проговорила я. Эта мысль получила горячий резонанс. Ночевать в палатке сегодня не хотел никто. Романтика красивого костра на берегу чистой реки нам сегодня не светила.

Баня работала один день в неделю, по субботам. Сегодня то есть. До 14:00 мужское время, с 15:00 женское. Было 15:45. Юра с баней пролетел. Но прекрасно навёл мосты с «хозяйкой» этого заведения. Мы уже знали, как отсюда уехать, уже бросили в тепле рюкзаки и сбегали с Алёнкой в магазин. Автобус отправлялся через 10 минут.

Автобус до Ревды идёт минут 30. За эти полчаса необходимо понять куда мы едем и где мы ночуем, дело к вечеру, холодно очень и ноги ледяные у всех. Ближняя к нам Ревда не отличалась обилием квартир на сдачу, фото гостиниц тоже не радовали. Впереди замаячил призрак «бабы Любы» из Оленегорска. 

-Тебе теперь звонить бабе Любе,- без тени сомнения заявила я Юре.

-Почему мне?

-Потому что ты ей понравился, а я этого второй раз не вынесу!

И тут меня осенило:

-А в саамской деревне есть гостиница. 2500 за номер на четверых.

-Так поехали туда! Звони!- Юре явно не улыбалась перспектива общения с барыгой из Оленегорска. 

 В саамской деревне нас ждали. Через полчаса мы уже рулили на такси по знакомой дороге, обняв несколько вкусно пахнущих сумок с едой. И снова нас встречали кролики.

Гостиница оказалась на диво уютной. И в ней был вай-фай. На ближайших два дня я почти утратила возможность общения с девочками: их размазало телом по кровати, а мыслями по сети.

После горячего душа, запах мокрого леса был родным и щемящим. Это не унылая затхлая квартира у офиса «Северстали». Здесь можно готовить на углях в чуме, гулять и купаться в озере. Концовка нашего похода очень гармонично сочеталась с этой погодой.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *