Мы с тобой одной крови…

— У вас ружье есть?- спрашивали нас уже в который раз местные армяне, узнав что мы идем сегодня на Аджаак.
— Нет, мы не охотники. Мы туристы.
— Аккуратнее, там волки ходят и медведи. С той стороны заповедник. Часто их там видят.

Мы шли по выжженой траве холмов, поднимаясь все выше и выше. Впереди слепил глаза снегами Спитакасар.
— И что мы будем делать, если волки?
— Не знаю. Они сейчас не голодные,- сказала я уверенно.

Отдышавшись после подъёма, меня понесло:
— Есть два пути защиты: агрессивный. Мужской, адреналин на опасность качается в кровь и в бой. Зверь чувствует, что ты не боишься, и не нападает. А есть другой путь, как в Маугли: «Мы с тобой одной крови». Звери чувствуют спокойствие и любовь и тоже не нападают. Это женский путь, путь любви. Я работаю над вторым, но пока тщетно.
— Поживем, увидим,- философский заметил мой молодой друг.

Мы шли по козьей тропе отрога. Иней таял на солнце, впитываясь в ботинки водой на каждом шагу. Коричневая степь с морщинами долин лежала до горизонта. По отрогу от нас бежала пара волков.

На снегу, выше 3 000 метров, мы видели лисьи следы, ведущие на вершину. Зачем лисам совершать восхождения на снежные вершины? Загадка. Все мыши живут ниже снегов.

Отмахали почти 30 км поперёк всего Гегамского хребта. Скоро посёлок. Мы топали по дороге. Солнце падало за хребет. Скоро ночь…
Навстречу появилась собака — большая кавказская овчарка. Благородная голова, поджарое тело. Щенная сука, молочные соски грузно выступали грядой. Красивый зверь. Увидев нас, она осторожно отстранилась на другой край дороги, чтобы не встречаться. С правого отрога стекала в долину отара овец, направляемая пастухом. От краёв отары стали отделяться собаки. Кавказцы. Удивительно, я думала, что они не пасут скот, только кош охраняют. Собаки покидали свои места по краям отары и бежали к нам. Крупные, сильные.

Вот он, случай попробовать включить женскую силу. Усилием воли я остановила адреналин и попыталась спроецировать на них любовь. Собаки лаяли и занимали периметр. Та, первая, щенная сука, развернулась и догоняла нас, заняв место в окружении. Они не бросались, просто бежали недалеко, подтягивая силы к нам.

И тут один пастух выстрелил несколько раз. Лай прекратился. Тишина наступила в долине. Собаки остановились. А мы пошли дальше.
Мужской путь оказался короче.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *